Сценарії для свят

Пугливая овечка

пьеса

Место действия: Палестина — конец I века от РХ

Действующие лица:
Ивсам Дедушка
Ивсам мальчик (дедушка в детстве)
Авия внучка
Наама девочка ()
Азува сестра Наамы
матушка мать Наамы и Азувы
Иедида девочка Христианка
Ана девочка
Аниам мальчик
Аддар начальник стражи (иудей из левитов)
Авиуд охранник (иудей из левитов)

(вступление — музыка "Одинокий пастух" или что-то аналогичное)

СЦЕНА 1 
(дедушка и внучка сидят у костра, слышится блеяние овец, вдали видны развалины Иерусалима)

Авия: Дедушка, овцы что-то неспокойны.

Дедушка: Где-то волк ходит недалеко.

Авия: А маленькая овечка словно плачет. Она такая пугливая. Давай я ее поближе переведу.

Дедушка: (оставшись один) ! (Вздыхает) Как давно это было!

Авия: (возвращаясь) Дедушка! Что? Что давно было? Расскажи мне.

Дедушка: (отмахивается)

Авия Ну, дедушка! Расскажи, как ты маленьким был. Когда еще Иерусалим не был разрушен. Когда здесь был город и храм. И про пугливую овечку расскажи. Ты давно уже обещал рассказать, а сам не рассказываешь.

Дедушка: (отворачивается)

Авия: Ну, дедушка!

Дедушка: Это было давно, лет пятьдесят уже прошло с тех пор. Я был тогда еще мальчиком. Еще Христос не был распят, но мы тогда мало знали о Нем. Мы только знали, что должен придти Мессия. Ожидали Его. А когда Он пришел, то многие Его не узнали, не приняли. Многие пришли к Нему позже, но через большие скорби. Здесь стоял тогда город и Храм. Вокруг города — высокая городская стена, а в ней ворота. Вон там, на восток были Овечьи ворота, а чуть южнее — темничные. Римляне властвовали тогда над нами, и мы не любили их. Мы, дети, иногда играли в войну — и всегда должны были побеждать наши воины, а римляне погибать, но это была игра. А наяву — везде римские легионеры, солдаты, которые обирали нас, заставляли работать на них, платить большие налоги.

Авия: А про пугливую овечку расскажи.

Дедушка: (вздыхает) мне было тогда 12 лет.

СЦЕНА 2 
(улица Иерусалима, мальчики сражаются на палках как на мечах)

Аниам: Все! Мы победили! Падай! Я тебя убил!

Ивсам: Тише! Тише! Вон римский солдат! (показывает в сторону зала)

Ана: Перестаньте, а то он догадается, что вы опять играли в войну и убивали римлян.

Аниам: Давайте играть в Давида и Голиафа! Я буду Давид, а Ивсам — Голиаф!

Ивсам: Нет, лучше поиграем в пастыря и овец. Я буду пастырем, вы — овцами, а ты — волком. Хорошо?

Выкрики детей почти одновременно: — А ты — волком!
— Мы согласны!
— Да! Да! Мы согласны!
— Я тоже! Я тоже буду играть!
— Будем! Будем!
— Давайте поиграем!

Ивсам: Так. Ты будешь маленькой овечкой — волк тебя схватит и унесет в опасное место, а я тебя буду спасать.

Ана: Как же волк ее унесет, если она будет ходить вместе со всем стадом? Волк побоится напасть, когда много овец, и пастырь близко.

Ивсам: Действительно. Давай, ты будешь непослушной овечкой, отойдешь от стада и от пастыря и пойдешь сама по себе, вот тут волк тебя и схватит.

Аниам: А я волка укушу!

Ана: Да ты что!? Разве овечки кусаются? Они же кроткие!

Аниам: Тогда пусть Наама будет маленькой овечкой, — она никогда ни с кем не ссорится.

Ивсам: Ну, пусть. Ты будешь маленькой овечкой, волк тебя схватит и утащит, а я буду тебя спасать... Согласна?

Наама: (Смотрит на него умоляюще и отрицательно качает головой)

Ивсам: Не хочешь? Почему?

Наама: Я боюсь.

Ивсам: Боишься? Кого боишься?

Наама: Волка.

(Дети смеются)

Ивсам: Да это же игра! Я же тебя спасу потом! Пастырь должен быть заботливый, сильный и храбрый, как царь Давид! Помнишь, когда он еще не был царем, а был юношей пастухом, то когда приходил лев или медведь и уносил овцу из стада, Давид гнался за ним и убивал льва и медведя и отнимал у них овцу. Я тебя спасу!

Наама: Нет, я боюсь. Я пойду домой.

Ивсам: Эх ты, трусишка!

Выкрики детей почти одновременно: — Эх ты, трусишка!
— Трусишка! Трусишка!
— Пугливая овца! Пугливая овца!
— А я не боюсь!
— Боится волка! Эх ты!
— Такая большая, а волка испугалась!

Наама: (Девочка молча стоит, вобрав голову в плечи)

Ивсам: Ну ладно, не дразните ее, а то она заплачет. (Обращается к другой девочке) А ты почему не играешь? Хочешь быть волком?

Иедида: (Отрицательно крутит головой)

Ивсам: Ну, пастырем или овцой?

Иедида: Нет.

Ивсам: Я буду играть на свирели, собирать овец в стадо. Будешь с нами играть?

Иедида: (молчит)

Ивсам: Ну, придумай какую-нибудь свою игру.

Иедида: (Снова качает головой) Я бы хотела уйти отсюда.

Ивсам: Уйти? Куда?

Иедида: (Машет рукой вдаль) Туда, за городскую стену, за Кедрон. Пошла бы в Вифанию, потом в Галилею...

Ивсам: Зачем? Да кто тебя отпустит?

Иедида: Мой старший брат ушел с учениками Иисуса из Назарета. А меня не взял. (Вздыхает удрученно)

Ивсам: С учениками Этого Пророка? Вот здорово! (Дети обступили девочку) Он что, тоже стал учеником?

Иедида: Да!

Ивсам: А слышала, какие Он чудеса сотворил здесь в Иерусалиме? Сколько Он людей исцелил? У купальни Вифезда, возле Овечьих ворот Он сказал одному человеку, который 38 лет был парализован: "Встань, возьми постель твою и ходи". И после этих слов тот человек исцелился!

Иедида: Да я сама это видела! Когда Иисус был в Иерусалиме, я везде за Ним ходила и слушала Его учение, а когда Он ушел к Галилейскому морю, меня не пустили!

Ивсам: А некоторые в Него совсем не верят, говорят, что это ересь. А я верю, только думаю, что не стоит все время за Ним ходить. Он с учениками иной раз и под открытым небом ночует, или где придется. Дома лучше. Давай поиграем! Не хочешь? Ну и не надо. (Отворачивается от него) Пошли со мной, овечки! (Уходят все кроме Иедиды и Наамы)

СЦЕНА 3 

Наама: А Иисус Назарянин любит детей?

Иедида: Да. Он говорит, чтобы пускали детей приходить к Нему, ибо их есть Царствие небесное. А меня вот не пускают!

Наама: А я тоже верю в Иисуса. Он еще вернется в Иерусалим. Ты не печалься.

Иедида: А твои родные верят в Него?

Наама: Матушка верит, а сестрица — нет, она просто ненавидит, когда о Нем говорят.

Иедида: А у меня наоборот — один только брат верит. Он всюду за Ним ходит. Он расскажет мне все, когда вернется, а я потом тебе расскажу.

Наама: Хорошо! Давай тоже будем Его ученицами!

Иедида: Давай! Только нужно соблюдать все Его заповеди.

Наама: Да! Нужно никого не обижать, не обманывать, слушаться родителей, помогать тем, кто нуждается.

Иедида: Слушай, пойдем, сходим к старой вдове Иехолии — поможем ей что-нибудь сделать — она очень болеет, я могу даже хлеба ей захватить из дома.

Наама: Пойдем! Я тоже зайду домой и что-нибудь попрошу для нее у матушки.

Иедида: А потом станем учить молитву Господню, которой Он научил Своих учеников. Ты знаешь ее?

Наама: Немного помню. Матушка моя, наверное, знает. Вот она обрадуется, когда я ее выучу наизусть!

Иедида: Пойдем! (Берутся за руки и уходят со сцены)

СЦЕНА 4 
(В доме Наамы. Сестра и мать занимаются домашними делами. Входит Наама)

Наама: Матушка, не найдется ли у нас чего-нибудь для вдовы Иехолии? Мы с Иедидой хотим ее навестить, помочь ей немного по дому.

Матушка: Деточка! Вы доброе дело хотите сделать! Сейчас я дам тебе что отнести бедной женщине.

Азува: Если всем нищим подавать, то сами станем нищими.

Матушка: Побойся Бога, Азува! Не Господь ли научил девочек сделать благодеяние. Не восставай же против воли Божией!

Азува: Знаю я, Кто их научил! Это все Назорейский Пророк! Это Его учение! Незачем вообще пускать ее на улицу! Пусть лучше дома сидит.

Матушка: Ах, Азува! Почему ты такая недобрая? И чем не нравится тебе новое учение? Ты посмотри, какие чудеса творит этот Иисус! Не может человек делать такое, если не будет с ним Бог! Все Иудеи ожидают Мессию, многие говорят, что этот Пророк и есть Сам Мессия, а ты ничему не веришь. (уходит)

Азува: Ну, ну! Посмотрим, чем это все кончится! Скажи спасибо отца дома нет, а то пошла бы ты... тихоня!

Матушка: (вернувшись, обращается к Нааме) Вот, возьми — этот узелок я собрала для Иехолии. Ступай, доченька, это дело хорошее. Да от меня привет передай. Я к ней тоже заходила на днях, она что-то опять разболелась.

(Девочка уходит)

СЦЕНА 5 
(Дети собрались на том же месте — все кроме Аниама.)

Ана: Ну и что! Я тоже знаю одну историю про воскресение. (звучит тихая музыка) У начальника синагоги, у Иаира, заболела однажды единственная дочь, она была при смерти. А ей всего двенадцать лет. Иисус в это время был у моря, среди множества народа. И вот начальник синагоги пришел к Нему и пал к Его ногам и стал просить, чтобы он пришел в его дом и исцелил ее. Но пока они шли, девочка умерла. Они приходят к дому, а там уже свирельщики, уже оплакивают ее. Но Он сказал им, чтобы вышли вон, и что она не умерла, а спит. А они стали над Ним смеяться, потому что видели, что она умерла. Когда все люди вышли, кроме ее родителей и трех учеников Иисуса, Он взял ее за руку и сказал: Девица, встань. И дух ее возвратился, она тотчас встала, и стала ходить, и Он велел дать ей есть. И все тогда удивились!

Аниам: (выбегает, запыхавшись на сцену, держит в руках несколько пальмовых ветвей) Вы что тут сидите! Вы не слышите что ли, что там происходит? Иисус Назарянин на ослике подъезжает к Иерусалиму!

Наама: Я же говорила, что Он вернется!

Иедида: Пойдемте, пойдемте Его встречать!

Аниам: Там все кричат: Осанна Сыну Давидову! Одежды постилают Ему под ноги! Я тут вам ветви принес! Его встречают с пальмовыми ветвями! Бежим к тем воротам!

Выкрики детей почти одновременно: — Осанна в вышних! Осанна в вышних!
— Осанна! Осанна!
— Мы согласны!
— Осанна в вышних! Осанна Сыну Давидову!
— Осанна! Осанна Сыну Давидову!
— Осанна Сыну Давидову! Осанна Сыну Давидову!

СЦЕНА 6 
(дедушка и внучка)

Авия: Какой же ты дедушка счастливый! Ты видел Самого Иисуса Христа! Я бы от Него вообще не отходила. ... Расскажи дальше!

Дедушка: Ну а дальше началась страстная неделя. В четверг была тайная вечеря у Иисуса с учениками. А после вечери они пошли в Гефсиманский сад. Там и предал Его Иуда Искариот. Повели Его на допрос, потом приговорили к распятию.

(Играет музыка)

СЦЕНА 7 
(Улица Иерусалима, где обычно играют дети. Иедида и Наама выходят, взявшись за руки, обе печальные, Иедида идет, понурившись, Наама смотрит как бы на небо)

Иедида: (озираясь испуганно) Никого нет. Где же все наши?

Наама: Мальчики пошли на Голгофу, а остальные не знаю.

Иедида: Меня никуда не пускают. Брат где-то с учениками, а мне не разрешают выходить из города.

Наама: И мне никуда не велят уходить. Матушка вся в слезах, сестрица сердится, а отец очень задумчив последнее время.

Иедида: За что? За что Его распяли?! Он столько людей исцелил, столько учил доброму! Я видела один раз распятого человека. Какие страшные гвозди! Их прямо в руки вбивают и в ноги — кровь льется! Как же Он все это терпит!? И главное за что?

Наама: За нас. За наши грехи. Он взял на себя наши грехи и потому должен умереть. Но Он воскреснет! Я верю, Он обещал!

(Начинает темнеть)

Иедида: Ой, смотри! Темнеет!

(Становится еще темнее, и сверкают молнии)

Наама: Правда, какая тьма! Наверное, это Бог гневается за то, что распяли Его Сына!

Иедида: Я боюсь! Что же теперь будет? И как мы пойдем домой?

Наама: Нужно держаться за руки и идти вдоль стены. Пойдем к нам, к нам ближе. (Уходят под вспышки молний, взявшись за руки)

СЦЕНА 8 
(Комнатка в доме Наамы. Наама подметает пол, Азува нанизывает монетки для украшения.)

Азува: Мети лучше. Сбрызни еще водой, а то пыльно. Да не забудь потом воды наносить.

(Наама сбрызгивает пол водой из кувшина и некоторое время метет. Входит матушка радостная и удивленная, смотрит на Нааму, потом на Азуву, идет к Нааме, та поднимает удивленно голову, мать говорит ей что-то на ухо, та всплескивает руками, порывается пойти. Обе с опаской смотрят на Азуву)

Азува: (зло) Куда ты собралась? Все, находилась, хватит! Дома работы полно! Дометай пол и вынеси мусор. Тебе еще за водой идти.

Матушка: (примирительно) А я собралась зайти к вдове Иехолии, могу попутно и воды принести, там ведь рядом. А ты и правда, Наама, заканчивай побыстрей, да сбегай к Иедиде, пусть она тоже порадуется.

(Наама быстро дометает пол и уходит)

Азува: (сердито дернула плечом) Матушка, вы всегда ее выгораживаете!

Матушка: Полно, Азува, не гневайся, не пристало девице быть такой сердитой.

Азува: А о чем вы шепчетесь? Почему мне не говорите? Опять о своем Назарянине? (Со злорадством) Так ведь Его распяли. Он умер. Стало быть, нечего о Нем и говорить!

Матушка: Азува! Азува! Он воскрес!! Он жив!!! Его видели рано утром женщины у гробницы!

Азува: О! Я думала, все о Нем забудут! А вы опять за свое. Слышать ничего не хочу! Просто с ума все посходили! Придумают же такое!

Иедида: (вбегает в комнату) Добрый день, тетушка Мария, добрый день, Азува! Вы слышали, какая радость! Господь Иисус воскрес! Весь Иерусалим только об этом и говорит! (входит Наама) Наама, бежим на улицу, нужно Ивсаму сказать и остальным, они еще не знают, наверное! Вот они обрадуются!

Матушка: (машет рукой) Бегите, деточки, бегите. Слава Господу!

Азува: (схватилась за голову и ушла в другую комнату)

Матушка: Сегодня великий день! Великий праздник! Господь Христос воскрес!

(Гаснет свет)

СЦЕНА 9 
(у костра дедушка с внучкой)

Авия: Дедушка, а ты видел Воскресшего Иисуса?

Дедушка: Нет, Авия. Но я хорошо знал людей, которые Его видели или говорили с теми, кто видел.

Авия: А дальше?

Дедушка: Сорок дней Иисус являлся Своим ученикам, а потом Он оставил нашу землю.

Авия: Как оставил?

Дедушка: Он вознесся на небо (оба смотрят вверх). Вернулся к Небесному Отцу.

Авия: А что было с теми детьми?

Дедушка: Началось гонение на Церковь. Верующих во Христа сажали в темницу, но это не могло остановить Евангелия. Добрая весть о Воскресении Христа распространялась все дальше, Церковь росла.

СЦЕНА 10 
(Матушка в комнате занята делами (просеивает муку), входят Ивсам и Аниам)

Ивсам: Здравствуйте, тетушка Мария!

Аниам: Здравствуйте!

Матушка: Здравствуйте, деточки. Вы что такие встревоженные?

Аниам: Там такое творится! Стражники хватают верующих в Иисуса и тащат в темницу!

Матушка: Верующих в Иисуса?!

Ивсам: Да! ... (переглянулись) Мы видели вашу Нааму, ее тоже схватили и повели вместе с остальными в темницу!

Аниам: Это Азува ее предала! Мы все видели!

Матушка: (схватившись за сердце) ... В темницу?!

Ивсам: (вытирая глаза) А у меня старшую сестру забрали.

Аниам: Многих,.. многих схватили!... Мы только зашли вам сказать. Мы пойдем, тетушка Мария. Пошли, Ивсам.

Матушка: (падает на колени в молитве)

СЦЕНА 11 
(Караульное помещение. Аддар сидит и читает свиток, входит темничный страж, стоит молча, переминаясь с ноги на ногу)

Аддар: Что тебе, Авиуд?

Авиуд: Снова пришла та сумасшедшая.

Аддар: (не отрываясь от чтения) Гони ее прочь!

Авиуд: Она не уходит.

Аддар: Что ей нужно?

Авиуд: Просит, чтобы ее посадили в темницу.

Аддар: Ну, посади.

Авиуд: Темница переполнена христианами, даже настоящим преступникам не хватает места.

Аддар: (поворачивается к Авиуду) Кто у нее там сидит?

Авиуд: Да девочка вроде бы — сестра, что ли.

Аддар: Девочка? С кем она там сидит? С родителями?

Авиуд: Да нет, одна.

Аддар: Давно сидит?

Авиуд: Третий день.

Аддар: Как же она попала туда?

Авиуд: Похоже, сестрица ее и предала.

Аддар: А теперь раскаялась?

Авиуд: Ну да, вроде бы.

Аддар: Что, тоже христианкой стала?

Авиуд: (Пожимает плечами)

Аддар: (возмущенно) Ты видишь? Ты видишь, что мы ничего не успеваем? Мы сажаем их в тюрьму, а вместо них, неизвестно как, появляются новые! Мы не успеваем их ловить! Я не могу больше бороться против этой силы! ... Не могу! ... Приведи сюда девочку.

Авиуд: (уходит)

Аддар: Как же я устал! Как я устал! Если уже и дети стали исповедовать Христа, то что я могу сделать? Что? С каждым днем их все больше и больше! Это невозможно остановить! (Ходит по комнате взад-вперед)

Авиуд: (вводит связанную Нааму, толкает ее вперед.)

Аддар: (Сурово обращаясь к девочке) За что тебя посадили в темницу? Христианка?

Наама: (молча кивает головой)

Аддар: Кто тебя научил этому?

Наама: Иисус!

Аддар: Ты видела Его?

Наама: Да.

Аддар: Ты знаешь, что стало со Стефаном? ... Его побили камнями до смерти! ... что молчишь? ... Родители у тебя есть?

Наама: (молча кивает)

Аддар: Матери своей тебе не жалко? Порыдает она о тебе! ... (кричит раздраженно) Что ты молчишь? ... (ходит по комнате, потом говорит другим тоном) Дети на улице в пастыря, в овечек играют, а ты тут стоишь, время у меня отнимаешь. Давай так, ты мне скажешь только несколько слов, и я отпускаю тебя на улицу играть с детьми. Ты скажи только, что ты не веришь в Иисуса Христа, и я тебя отпущу. Ну, давай, повторяй за мной и пойдешь играть в овечек и пастыря.

Наама: Мой Пастырь — Господь Иисус Христос!

Аддар: Ах, ты какая упрямая! Ты не понимаешь разве, что тебе грозит? Тебя снова посадят в темницу! С разбойниками!

Авиуд: Видишь — ее нельзя отпускать.

Аддар: Послушай, ты знаешь, что Иисуса распяли на Голгофе? Что Он умер на Кресте? Что Его положили в гроб? Он умер, понимаешь?

Наама: Умер. А на третий день воскрес!

Аддар: Да кто Его видел?!

Наама: Многие видели.

Аддар: Ну и где Он, по-твоему, теперь?

Наама: Он вознесся на небо.

Аддар: Но ты-то не на небе, а на земле. Что тебе до неба? У тебя родители есть, дом, город вот этот. Смотри, какие стены, башни.

Наама: Это все будет разрушено. Здесь не останется камня на камне! Так сказал Господь Иисус! Город и Храм будут разрушены!

Аддар: Замолчи сейчас же! Крест по тебе плачет! В темницу ее! На цепь!

Авиуд: Я же говорил, что ее нельзя отпускать. (Уводит девочку)

Аддар: (оставшись один) Ее невозможно запугать! Откуда такое бесстрашие? А я ведь помню эту девочку! Они тут часто неподалеку играли. Ее еще совсем недавно дразнили Пугливой Овцой... и вот... такое бесстрашие! Откуда это в ней? Откуда это во всех них, в Христианах? Ради чего они готовы все это терпеть?

Авиуд: Ты звал меня?

Аддар: Нет, это я рассуждаю сам с собой. Впрочем, скажи мне: Что было в ту ночь, когда исчезло Тело Иисуса Назарянина из гроба? Ведь гробница была опечатана, не так ли?

Авиуд: Да, и стражники стояли у пещеры.

Аддар: Так что же там все-таки произошло? Что говорят люди?

Авиуд: Говорят, что по прошествии субботы, на рассвете первого дня недели, пришли женщины посмотреть гроб. И вот, сделалось великое землетрясение: потому что Ангел Господень, сошедший с небес, отвалил камень от двери гроба и сидел на нем; Устрашившись его, стражники пришли в трепет и стали как мертвые. Ангел же, обратившись к женщинам, сказал: не бойтесь, ибо знаю, что вы ищете Иисуса распятого; Его нет здесь: Он воскрес; подойдите, посмотрите место, где лежал Господь. Сами же стражники все это и рассказали.

Аддар: (машет рукой) Я все это уже слышал. Этому поверить трудно. (пауза) Но ведь стражникам дали довольно денег, чтобы они сказали, будто бы они уснули, и что ученики Его, пришедши ночью, украли Его Тело.

Авиуд: Да кто этому верит? И потом, какая выгода ученикам? Если их Учитель погиб, то им-то теперь какой смысл терпеть все эти истязания и побои? Зачем им это теперь нужно? Если Он не воскрес?

Аддар: Уж ты сам-то не стал ли христианином?

Авиуд: Христианином я еще не стал, но меня обуревают сомнения. А вдруг мы это все против воли Божией делаем? Ты только представь, а вдруг Он, правда, воскрес? Что тогда с нами будет? Его ведь видели Воскресшим! Многие видели!

Аддар: Молчи!

Авиуд: Слышал, что сказала девчонка — что город весь будет разрушен?

Аддар: Кем разрушен? Когда разрушен?... Кто же Он все-таки такой, этот Назарянин? Кто? ... Послушай, Авиуд, приведи ее обратно!

Авиуд: (уходит и возвращается с Наамой)

Аддар: Дитя мое, скажи мне: твой Иисус, Он Кто?

Наама: Сын Божий!

Аддар: Сын Божий!? ... (Авиуду) Развяжи ее!... Если Он воскрес и жив, как ты утверждаешь, то я хотел бы попросить Его...

Наама: Говори, господин, Он слышит тебя.

Аддар: (испуганно) Слышит? Но где же Он?

Наама: Если ты ищешь Его, то Он здесь.

Аддар: ... Я хочу, чтобы Он... простил меня. ... Пойдем (берет ее за руку), я отведу тебя домой! Авиуд, закрой за нами. (уходят)

СЦЕНА 12 
(дети на улице, к ним идет Наама)

Ана: Наама идет!

Иедида: Ты была в темнице?

Ивсам: Тебя связывали?

Ана: Страшно было, Наама?

Аниам А ты не боялась?

Иедида: А моего брата ты видела в темнице?

Наама: Видела.

Ана: А моего отца?

Наама: И твоего отца, и его сестру и мать.

Иедида: А что с ними будет?

Наама: Я не знаю. Мы можем навестить их и отнести им еду и питье. Я знаю, с какой стороны можно подойти, чтобы передать им.

Ана: Пойдемте, пойдем!

Ивсам: Знаешь, Наама, я не буду больше дразнить тебя пугливой овцой. Ты храбрая овечка!

Дети: — Ты храбрая овечка! Прости меня!
— Я тебя тоже не буду больше дразнить!
— Да! Нельзя никого дразнить!
— Я никогда больше дразниться не буду!
— Мы не будем больше никого дразнить! Это грех!
— Нельзя дразниться! Только плохие дети дразнятся.

Иедида: Да! Если бы ты только знала! Начальник стражи покаялся и уверовал во Христа, и Авиуд — темничный страж, который тебя приводил.

Ивсам: Мы все знаем уже!

Ана: Да и сестрица твоя Азува тоже уверовала и покаялась. Ты не напрасно была в узах.

Иедида: Не напрасно, Наама! Если бы не твое заточение, они не обратились бы ко Христу.

Аниам: (Бьет палкой по земле) Наама! А ты волка боишься?

(Дети замолчали — тишина)

Наама: ... Боюсь.

Ана: Перестань, зачем ты спрашиваешь? Даже начальник стражи сказал, что она бесстрашная, он ничем не мог ее запугать. Ивсам, скажи ему!

Ивсам: Во-первых, бессмысленная храбрость никому не нужна, это называется безрассудством. Во-вторых, Наама молодец, что сказала правду. Другой бы может и наврал на ее месте, чтобы выглядеть героем. Чтобы сказать правду, нужно тоже иметь мужество. А насчет волка, я думаю так: волк — это грех, его и нужно бояться! И поэтому нужно быть поближе к Пастырю. А Пастырь наш — Господь Иисус Христос! Правильно, Наама?

Наама: Да! Спасибо тебе, Ивсам!

Аниам: А я просто так спросил! (Бросает палку) Я тоже хочу быть овечкой Пастыря Иисуса!

Дети: — Пастыря Иисуса!
— И я овечкой Пастыря Иисуса!
— И мы овечками Пастыря Иисуса!
— И я тоже буду овечкой Пастыря Иисуса Христа!
— А можно мне тоже?
— И я хочу! Я тоже хочу быть Его овечкой!

(Входит Азува с узелком и кувшином)

Наама: Азува! Я с тобой! (Наама подбегает к ней, берет у нее узелок) Мы идем к узникам.

Иедида: Я тоже!

Аниам: И я!

Ана: Я забегу домой, возьму для них что-нибудь!

Ивсам: Подождите нас!

(Гаснет свет)

СЦЕНА 13 
(дедушка и внучка)

Авия: Дедушка, а что было потом?

Дедушка: Что было? Было сильное гонение на Церковь, но верующих во Христа становилось все больше. Потом была страшная война. В 70 году от Рождества Христова 14 числа месяца нисана, в канун праздника Пасхи многие Иудеи пришли в Иерусалим на поклонение, и когда последние паломники вошли в город, ворота города закрылись, а за ними на высотах уже показался передовой римский отряд. Иудеи совершили Пасху, а римляне осадили Иерусалим. Город был переполнен людьми, началась тяжелая длительная осада, несколько месяцев, был страшный голод, а затем наступил конец — город и Храм были разрушены. Тысячи Иудеев погибли, остальные были отведены в плен или проданы в рабство. А Христиане еще раньше ушли из города, они ведь знали от Господа Иисуса, что Иерусалим будет разрушен. Он говорил, что когда увидите Иерусалим, окруженный войсками, тогда знайте, что приблизилось запустение его: Тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы, и кто в городе, выходи из него; и кто в окрестностях, не входи в него, Потому что это дни отмщения, да исполнится все написанное. Да, страшная была война. Евреи рассеялись по всему миру, и Израиль перестал существовать.

Авия: Дедушка, а когда-нибудь город построят снова? Вернутся когда-нибудь евреи в Палестину?

Дедушка: (Встает) Пророк Иезекииль говорит так: "И узнают, что Я Господь Бог их, когда, рассеяв их между народами, опять соберу их в землю их". Евреи должны вернуться в Палестину, ибо так говорит пророчество, но это, наверное, будет в конце веков. Один Бог знает, когда это совершится. Но Слово Божие исполнится!

Авия: Да! Слово Божие исполнится! Вот говорил Иисус, что воскреснет — и воскрес! Дедушка, а я тоже хочу быть Его ученицей!

Дедушка: Да уже, пожалуй, пора. Маленькой Нааме было столько же, сколько тебе сейчас, но она осталась верной Христу, даже при угрозах.

Авия: А жива она сейчас? Где она теперь, дедушка?

Дедушка: Да где же ей быть? Дома, ждет нас, наверное, когда мы овец перегоним с дальнего пастбища.

Авия: Как?! Так это что же, бабушка Наама? Да?

Дедушка: Ну да.

Авия: А на какие это вы с ней собрания ходите? На богослужения христиан? Дедушка, а вы меня будете с собой брать?

Дедушка: Да. Если ты будешь умницей и не станешь, кому не нужно об этом говорить. Мы собираемся в катакомбах в тайне от властей. Если правители узнают — где проводятся богослужения, то нас ждет не темница, нас ждет костер. Ты должна быть мудрой.

Авия: Значит, гонения на Церковь не прекратились?

Дедушка: Вряд ли они когда-нибудь прекратятся. Христос сказал: Меня гнали, и вас будут гнать. Но в самом конце, перед приходом Христа, Евангелие будет проповедоваться широко. Иисус сказал: "И проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придет конец".

Авия: Значит, Христос вернется?

Дедушка: Да, вернется в великой славе и заберет Своих.

Авия: Дедушка, я тоже хочу быть христианкой.

Дедушка: Но ты должна быть мужественной, как твоя бабушка. Верной ученицей Иисуса.

Авия: А сколько лет еще будут эти гонения?

Дедушка: Это знает Один Господь. Смотри, скоро рассвет. Заря поднимается. Вот и ночь прошла. А ты знаешь, какой сегодня день?

Авия: Какой?

Дедушка: Сегодня Воскресение Христово!

Авия: Сегодня?

Дедушка: Как раз в это время, рано утром, перед рассветом пришли жены мироносицы ко гробу Господню. И Ангел сказал им: что вы ищите живого среди мертвых? Его нет здесь, Он воскрес!

Авия: Он воскрес! ... (обращается с приветствием): Дедушка! Христос Воскрес!

Дедушка: Воистину воскрес!

СЦЕНА 14 — ФИНАЛ
Исполняется песня про Пастыря. Все участники медленно под аккомпанемент этой песни выходят в две вереницы из-за кулис, спускаются по боковым ступеням в зал, выстраиваются в одну шеренгу внизу вдоль сцены, затем дедушка (пастырь) оглядывает паству, поднимает жезл и медленно уходит, уводя за собою всех участников мимо зрителей через зал. Они идут за ним вереницей, последними идут воины, ведя за руку самых младших актеров.
Голосовать
переглядів: 513
Необхідно завантажити аватар
Виразіть свою індивідуальність, завантаживши унікальний аватар (картинка користувача) або вибравши найбільш вподобаний з запропонованої галереї аватарів.
Правила
закрити

Правила публікації коментарів

Публікуючи коментарі, Ви несете відповідальність відповідно до законодавства України.

Забороняється:
  • публікувати коментарі, які пропагують діяльність, заборонену законодавством України;
  • залишати коментарі, що не відносяться безпосередньо до опублікованого матеріалу;
  • використовувати в коментарях ненормативну лексику (мат);
  • ображати в коментарях інших відвідувачів, людей та організації;
  • публікувати коментарі, що носять рекламний характер;
  • використовувати при написанні коментаря трансліт (запис українських або російських слів латинськими символами), речення, що складаються з еративів (наприклад, так званий «олбанский йазыгг»);
  • публікувати коментарі, які цілком складаються із заголовних букв;
  • публікувати односкладові коментарі (наприклад, «+1»).

Редактори залишають за собою право видаляти будь-які коментарі, що не відповідають зазначеним вимогам, а при регулярному або грубому нехтуванні Правилами - блокувати користувачеві доступ до Порталу. Редактори не коментують свої дії і не обговорюють їх з користувачами.

Ви не підписані на коментарі до цього матеріалу. Сповіщати
Вхiд